Я в игру выбери меня

Я в игру Выбери меня с мужчинами не играю. Мне по душе, когда мужчина говорит: присмотрись ко мне, ты мне нравишься, хочешь со мной быть? Мужчина должен доказать, что ему нужна эта женщина, должен ее добиваться. А женщина либо отвечает ему взаимностью, либо нет. Выбор подруги жизни дело сугубо мужское, так было всегда. Женщина должна сидеть и ждать, когда за ней придут. Так, по крайней мере, я считаю, и это кажется мне правильным. В действительности же я наблюдала другое. Сначала мужчина завлекает женщину, проявляет интерес, потом показно его теряет, через некоторое время говорит глазами: ну что, ты готова? Она его выбирает, и он начинает вести себя как попало, на женские жалобы отвечая: это ты меня захотела, а я такой, какой есть, и меняться не собираюсь. В результате жизнь женщины проходит в терзаниях и мучениях, которые могут длиться долго. Она костерит возлюбленного, встречаясь с подругами, но все равно не бросает.
Насмотревшись на такие отношения, я сказала себе: нет, поощрять немужское поведение не стану, хоть лапку себе отгрызу, но из капкана убегу. Поэтому, наверное, до сих пор одна. Не встретился мне нормальный мужчина. Куда они подевались? Горюю, но до самой смерти буду ждать свою судьбу хорошего христианина, который предложит мне руку и доброе сердце.
Поскольку в офисе все полагали, что я стану дамой Кивелиди, никто не решался за мной ухаживать. А я знала, что у Кивелиди есть Ира, поэтому не имею права позволять себе с ним никакого кокетства, никаких игр. Одна моя подруга говорила: С Метелкиной могу безбоязненно оставить ночевать мужа. Ленка в этом плане кремень.
Действительно, никогда не заглядывалась на чужое. Йога научила меня умению отказываться, не хотеть. Она же не раз спасала от переживаний. Я давала себе установку не хотеть жалеть себя, желать того, что утрачено, мстить за обиды. В житии одного святого прочла такую историю: святой возвращался домой и увидел, как вор увязывает его вещи в узел. Он подошел, помог ему затянуть потуже веревку и отправил восвояси. Я для себя тоже решила: лучше отдать свое, чем зариться на чужое.
Многие мысли о жизни почерпнула из трудов Ганди, особенно то, что касается непротивления злу. Нельзя ему сопротивляться, иначе станешь играть в его же игры. Пусть зло расцветет махровым цветом быстрее пожухнет и само себя сожрет. Лучше пускай оберут, уведут, разрушат любовь не стану бороться, буду плыть по течению, все равно верю в победу правды. Если Господь не захочет, ничего этого не случится. Так я живу, и это делает меня свободной.
Вскоре после того как бизнес Кивелиди добился первых успехов, к нам в офис нагрянули чеченцы. Пришли пять человек в цивильных костюмах, сразу зашли в кабинет начальника. Когда подавала им чай, уловила обрывки разговора: Мы тебя защитим. Хочешь возьми наших людей в свой бизнес, не хочешь делись связями, деньгами, знаниями. Пусть они ведут дела параллельно с тобой. Подумай, через пару дней ждем твоего решения.
Если бы Кивелиди тогда им жестко отказал, нас бы там всех просто перестреляли. На переговоры с кавказцами в кафе я ездила вместе с боссом, по дороге сорок раз прочитала молитву Живый в помощи…. Кивелиди был человеком мудрым и как-то с чеченцами договорился, кинул им кость. Нам он запретил бояться. Было страшно, но никто из сотрудников не бросил Ивана Харлампиевича, не уволился. Как шеф сохранил свой бизнес и наше место работы, знал он один.
Я проработала у Кивелиди пять лет. Когда он создал Мосбизнесбанк и перебрался в другое помещение, там начала работать секретарша Зара Исмаилова. Она хорошо владела английским, переводила боссу на встречах с иностранными партнерами.
Однажды взволнованная Зара дозвонилась мне: Ленка, у нас случилось такое! Иван Харлампиевич потерял сознание, его увезли в больницу. Только пока об этом особо не распространяйся. Такое уже случалось, у Кивелиди была больная печень. Но на сей раз он впал в кому. А через день то же самое случилось с Зарой. Если бы этого не произошло, никому бы и в голову не пришло искать причину случившегося. Но тут в банк вызвали опергруппу. Они и обнаружили сильнодействующий яд в телефонной трубке аппарата, стоявшего в кабинете Кивелиди. Зара умерла через день, Иван Харлампиевич продержался на аппарате искусственного дыхания четыре дня. А еще погиб эксперт, делавший вскрытие тел. Так мощно действовал яд.
Следствие продолжалось несколько лет. В результате в убийстве Кивелиди обвинили его заместителя Владимира Хуцишвили. До сих пор не могу в это поверить. Это Грузин с большой буквы, имевший понятие о чести и достоинстве. Возможно, он стал пешкой в чьей-то зловещей шахматной партии, возможно, кто-то его подставил. Когда я однажды в компании высказала такое предположение, один из присутствовавших офицер милиции посоветовал: Не болтай об этом, тебя могут убить.
После смерти Кивелиди фирма не прекратила существование. Его друзья грузины из Сухуми сплотились и продолжили работать. Какое-то время держали в офисе меня, а потом каждый ушел в свой бизнес. В последнее время я была там больше не для дела, а для души: встретиться с мамой начальника, отвезти ее в церковь, помочь что-то купить. Но в итоге уволили.
Наступили жесткие времена, найти работу становилось все сложнее, появился возрастной ценз, принимали в основном молодых, а мне уже исполнилось сорок пять. Устроилась воспитателем в коррекционный интернат для детей с врожденными отклонениями.
Играла с ними в развивающие игры, придумывала физические нагрузки: некоторым детям трудно было даже спуститься с крутой горки, но мы и это со временем осваивали. Правда, выкладываться приходилось по полной, еле доволакивала ноги до дома.
Однажды шла по улице мимо магазина и увидела объявление Требуются манекенщицы на подиум. Подумала: вряд ли кто-то из моих коллег согласится работать в магазине, а я попробую. Научу профессии двух-трех девочек, а сама стану комментировать показы, как делали в ГУМе наши возрастные модели. В цокольном этаже этого трехэтажного магазина показала все, что умею, директору (он, как и мой отец, оказался бывшим офицером) и была принята. Год проработала на подиуме, демонстрировала вещи, сшитые из дорогих итальянских тканей, которыми мы торговали. Видя, как выигрышно они смотрятся в готовых изделиях, покупатели с удовольствием их разбирали. А потом магазин продали. Так в сорок шесть лет я попрощалась с карьерой модели, как мне кажется, вполне достойно. Я наигралась в одежду. Сегодня зайду в магазин, посмотрю на вешалки и выхожу, не могу больше видеть тряпки, какими бы прекрасными они ни были. Когда кто-то интересуется, какую одежду я предпочитаю, отвечаю: дважды два четыре. Что это значит? Четыре дырки: сверху, снизу и с боков. Дайте мне мешок из-под картошки, красивый ремень, перчатки, шляпку, и я покажу, как это надо носить.
Я снова оказалась на улице. Подруга-художница посоветовала: Иди работать продавцом в обувной. Он рядом с домом, да еще и нас всех обуешь. Пришла туда с вопросом:
У вас есть возрастной ценз?
Нет, у нас другое требование униформа.
Поначалу трудно было смириться с черной юбкой, красной майкой и жалким жилетиком, но я и это пережила. Директриса Людмила Васильевна ценила за то, что хорошо общаюсь с покупателями. Постоянные клиентки приводили своих подружек, которым я тоже рассказывала о модных тенденциях, сопровождала от стенда к стенду, разговаривала с ними, а не бежала с коробками на кассу.
Требовалось увеличивать продажи, поэтому иной раз директриса критиковала:
Ленка, ты ведешь себя так, как будто у тебя есть каменная стена. Что за расслабленность? Совершенно не думаешь о том, что тебе нужно себя содержать. Что ты из рук-то все выпускаешь?
Не знаю, наверное, хватает того, что мне дается.
Смотри, свое надо держать покрепче.
А я этого никогда не умела. Покупатели меня узнавали, недоумевали: Что вы здесь делаете? Однажды в магазин зашел директор образовательного центра Интенсив деловому мужчине нужно было срочно обуться. Я помогла, понравилась и получила приглашение перейти к нему. Там как раз открылись курсы иностранных языков для детей. Я стояла за стойкой администратора, принимала детей с родителями. Владимир Викторович разрешил заказать необычное платье, воротник походил на космическую воронку, в которой болталась моя тонкая шея. Образ дополняла геометрическая прическа. Словом, детишек встречала эдакая космическая тетя, которая разговаривала с ними, располагала к себе, шутила, мотивировала их учиться. Они были в восторге, угощали конфетами, постоянно толклись у стойки, записывали на курсы своих друзей. Одна девочка моя поклонница привела аж семерых одноклассников.
Отработала в Интенсиве три года. Однажды до меня случайно долетел разговор директора с клиентом:
Кто там у вас за стойкой?
Елена Владимировна.
Она знает иностранные языки?
Нет, но это не имеет значения. Она мое самое бесценное приобретение за последние годы.
А потом у Интенсива появилось много конкурентов, бизнес уже не был таким успешным, директору стало не по карману держать меня: требовалось экономить и я была сокращена.
К тому моменту я уже была воцерковленным человеком. Сначала стала прихожанкой подворья Валаамского монастыря. Вместе с отцом Александром мы служили молебны в больницах, совершали паломничества к святым местам. Но из той группы меня вырвали обязательства перед мамой и сыном, которым должна была уделять время, заботиться. Один монах сказал мне: Сначала матушке глаза закрой, сына жени, а потом уж можешь посвятить себя церкви.
Я стала по воскресеньям ходить в храм Георгия Победоносца в Коптево, где познакомилась с отцом Михаилом Титовым, который стал моим духовным наставником. Видя, как долго мыкаюсь в поисках работы, он однажды предложил: Иди общаться с прихожанами, у тебя это хорошо получается. Так я была принята в хор храма, где пою по сей день, и еще работаю в иконной лавке. Жития святых помогают мне правильно ориентироваться в нашем безумном мире, рулить в нужном направлении. А историй страстей я наслушалась от своих подруг и радуюсь: это не имеет ко мне отношения, я сумела не потонуть в пучине, сохранить себя. Когда стою на клиросе и пою, вместе со мной поет моя душа. Так что все в итоге сложилось чудно.
Саша вырос, ему исполнилось тридцать два. В свое время мне удалось не потерять его доверие в сложном для каждого мальчишки переходном возрасте. Сосед однажды предостерег: Лена, твой сын связался с дурной компанией, обрати на это внимание. Я была с Сашей особенно ласкова и предупредительна, общалась с его товарищами и в итоге уберегла от дурного влияния, пережив вместе с ним искушения подросткового периода. Ходила в храм, молилась, сыну говорила: Если со мной что-то случится, иди в храм в лице священника ты найдешь и отца, и мать, и друга.
Саша окончил Институт международных экономических связей, но по специальности не работает. У него золотые руки, он классный автослесарь. Сам собрал из старых деталей два раритетных мерседеса, потом их продал. Так же из ничего собрал три мотоцикла. Он может запросто перебрать любой мотор, я разрешаю это делать в комнате на паркете: Что тебе нужно, сынок? Пинцет? Бери тот, которым я выщипываю брови. Перчатки? Пожалуйста. Газетку подстелить? Ты устал, сынок? Иди погуляй, запишись в фитнес-клуб.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *